Е. Рерих. У Порога Нового Мира. ИЗБРАННЫЕ ПИСЬМА

 

9 апреля 1948 г.

Манди Хауз

Родные мои, сейчас получила Ваши две весточки от 4 и 26 марта со вложением статьи г-жи Хилайн о Н.К. Вы правы — статья превосходная и может быть весьма полезной во многих странах, потому решила просить Вас выслать сюда три копии воздушной почтой, они дойдут еще до нашего отъезда.

Вы правы, что Рерих Фаундейшэн может объединить некоторые действия и, конечно, тем самым многое может быть упрощено. Относительно порядка издания книг Живой Этики я уже писала, но могу повторить. На первой очереди стоит, конечно, издание 3-й части "Мира Огн[енного]", а затем перевод и издание "Братства". Переиздание "АУМ" или "Агни Й[оги]" может быть предпринято, только если годовой бюджет Общ[ества] А[гни] Й[оги] сбалансирован и на издание одной из этих книг имеется особая достаточная сумма. Члены Общ[ества] должны бы сами понять всю важность иметь полную серию книг Живой Этики. Но редко у кого сердце настолько горит, чтобы он или она могли зажечься желанием ознакомиться со всем Учением и приступить к самосовершенствованию. Прекрасные книги "Община" и "Озарение" могут быть переведены постепенно. А разве возможно забыть и замечательную книгу "Беспредельность"? Все это ждет новых огненных духов, которые придут на смену нашей уходящей разложившейся расе.

При почти повсеместном огрубении будем особо осторожными, чтобы не увеличить кадры врагов; любование картинами Н.К. действительно знак добрый, ведь только чуткие сердцем, неожесточившиеся могут восчувствовать красоту этих творений. Сказано, что не будет большего певца Священных Гор. Навсегда он останется непревзойденным в этой области. Действительно, кто сможет настолько посвятить себя такому постоянному предстоянию перед величием и красотою этих вершин, воплотивших и охраняющих величайшую Тайну и Надежду Мира — Сокровенную Шамбалу. Со мною останется одно из последних запечатлений его Мечты, его любви — "Песнь Шамбале". На фоне величественного заката, освещенная последним лучом сверкает в отдалении Сокровенная Гряда, за ней расстилается непроходимая область, окруженная снеговыми гигантами. Впереди, на темной пурпуровой скале, сидит сам Певец... Весь смысл его жизни, его устремления, его творчества, его знания и великого служения запечатлены в этой песне Шамбалы и о Шамбале.

Мечтаю, родные, работать с Вами, ибо кто другой поймет и прочувствует всю сокровенность миссии Нашего Светлого и Любимого, его служения всему человечеству. Истинно, он перерос планетные размеры, и устремления его уже направлялись в звездные[*] пространства, где творчество не ограничено нашим трехмерным измерением. При современном одичании и уничтожении последних остатков культурных достижений великого прошлого, при общей нивелировке всего самобытного, всего прекрасного его фигура высилась как напряженный УКОР и последний Символ Творца и Певца, устремленного к Красоте Беспредельной, Красоте Вечной. Истинно, Мир осиротел с уходом его. Выставка его картин собирала десятки тысяч посетителей и подымала их вибрации в восторженном восприятии чудесных красок и Образов, им близких. Многие надолго сохранили воспоминание об этом чудесном подъеме их чувств. Сколько блага пролилось такими воздействиями. Кто знает, сколько людей ушло излеченных от начинающегося злого недуга, забывших о тяжкой обиде или намерении недобром — под воздействием новых вибраций, новых мыслей.

 


[*] Сверху от руки написано: «Надземные».