23 марта 1943, вторник

 

Урусвати знает, что во время мировых потрясений особенно проявляется как познавание, так и отрицание. Каждое возвышенное познавание встречает отрицание не только от дикого невежества, но и от суеверий, основанных на предрассудках. Наука утеснена с двух сторон. Напрасно говорят о свободе науки, она ограничена в механических познаваниях, но все касающееся Надземного Мира утеснено не менее, чем в Средние века.

Не забудем, что лишь очень сильные умы могут мыслить свободно, но средние мысли очень стеснены эманациями отрицаний. Это обстоятельство нужно иметь в виду при беседах о положении науки. Теперь нужно всеми силами утверждать необходимость освобождения науки.

Довольно претерпели лучшие мыслители; довольно провожали их невежды свистом и проклятиями; довольно насмешек над всем, что недоступно дикарям. Пусть Новая Эра ознаменуется действительным освобождением науки.

Не думайте, что это труизм, наоборот, это вопль в пустыне. Люди не думают, что время мировых потрясений наполнено особыми вибрациями.

Люди говорят о всяких витаминах, но забывают, что нравственное состояние гораздо важнее, нежели принятие лекарств, обращаемых в яды при нездоровых [нравственных] условиях. Нам тяжко видеть, как одинокие мыслители страдают от диких невежд. Они заперлись, чтобы сохранить свободу мысли, но ведь они могли бы оказать мощную помощь человечеству именно теперь, когда мир содрогается. Пусть они найдут силу, чтобы пережить такое особое время, когда Кали Юга уже на исходе.

Мыслитель советовал утверждать свободу знания, свободу мысли во спасение Мира.