23 марта 1940, суббота

 

Урусвати знает, что размышление о Надземном освобождает от злейших ехидн — от уныния и обиды. Давно сказано о безобразии сада обид. Мрачен подвал уныния, но люди так часто спускаются в эти подземелья и рассаживают чертополох, что следует напомнить о самом целебном противоядии, именно о возвышенном мышлении о Надземном. Нельзя ни на час погасить в себе пламень возвышенного мышления. Самый высший мудрец утеряет свое оружие, если прервет мысль о домах будущих. Он останется безоружным, и со дна «Чаши» поднимутся осадки.

Спросят — помешает ли мысль о Надземном земной деятельности? Но пусть эта мысль сопутствует человеку даже в час самой напряженной деятельности. Уже давно сказано, как должен навсегда запечатлеться Образ Учителя, также и глубокая мысль о Надземном будет не препятствием, но живым мостом к будущему достижению.

Прекрасно, если кто может всегда в себе хранить высокую мысль. Пусть это будет не рассуждение, но именно размышление без перехода на земные слова. Поймите, что хочу сказать. Двадцать лет тому назад, наверно, осознание понятий было бы нечетким, но камень основания четко обработан, и теперь основы мировоззрения уже относительно обозначены.

Мыслитель указывал на сходство мыслительной работы с ваянием.