24 ноября 1939, пятница

 

Урусвати знает, что лишь меньшинство человечества полагает, что после ухода от Земли нет ничего. Не следует с этими людьми говорить о Тонком Мире. Они не вынесли воспоминаний. Сознание их не могло вместить и удержать действительности Тонкого Мира. Невозможно словами внушить им непрерывность жизни. Только на личном опыте постепенно они познают сущность вещей и научатся углублять сознание.

Можно найти таких отрицателей среди людей, которых называют практическими реалистами. Конечно, оба эти определительные употребляются неправильно. Они должны быть отнесены к действительности, но неподтвержденное отрицание есть невежество. Так же осторожно нужно подойти к большинству человечества, которое по-своему толкует надземное существование. Они представляют себе Тонкий Мир разнообразным в зависимости от традиции их верований. Но Тонкий Мир настолько разнообразен, что каждое представление о нем будет иметь какое-то основание. Потому не следует разубеждать людей, что их представления не могут иметь места. При мыслетворчестве могут быть созидания самые необычные. Существо Тонкого Мира оказывается покрытым как бы паутиною человеческого воображения.

Пусть также на опыте жители Тонкого Мира научатся различать красоту восхождения. Нельзя насильно заставить людей знать красоту, если их глаза еще не могут понять действительности. Но вот о чем следует озаботиться: нужно, чтобы люди поняли непрерывность жизни, чтобы они приняли эту истину как непреложность, чтобы они полюбили путь восхождения. Не будем спорить, как лучше приблизиться к этому познанию, но пусть помнят, что каждый путник приблизится к истине, если хочет. Пусть люди захотят, и ничто земное не может препятствовать этому желанию.

Мыслитель говорил: «Воля к добру даст победу. Каменотес, равно как и зодчий, оба создают храм». — Спешу.